Добавить пост
1 2

Баллы начисляются за вашу активность на сайте Xage.
В дальнешем за счет баллов у вас будет появляться больше возможностей на сайте, плюс автоматическое участие в конкурсах проекта.

Почему мы чувствуем себя занятыми всё время, хотя это не так?

В промышленно развитых странах, большое число респондентов заявляли, что перегружены работой. И вполне возможно, что наиболее загруженных даже не спрашивали, как они чувствуют себя на этот счет: согласно одному оригинальному исследованию 2014 года, одной из основных причин, по которой люди отказывались принимать участие в опросе, было ощущение, что они слишком заняты. Можно предположить, что в настоящие дни люди считают себя слишком загруженными, потому что предстоит много чего ещё сделать. Но это не так. Суммарное время работы в Европе или Северной Америке не увеличилось за последние десятилетия.

Современные родители, которые беспокоятся о том, что проводят недостаточно времени со своими детьми, тратят гораздо больше времени, чем прошлые поколения. По словам Джонатана Джершуни из Центра исследований времени в Оксфордском университете, за последние 50 лет общий объем выполняемых работ как женщинами, так и мужчинами, в значительной степени не менялся. Более того, данные показывают, что люди, которые считают себя самыми загруженными, на самом деле таковыми не являются.

По мере роста экономики и увеличения доходов обеспеченных слоев населения, время в буквальном смысле стало более ценным — один час стоит больше, поэтому мы испытываем огромное давление в попытках выполнить больше работы за отведенное время. Но это же справедливо и для той области, в которой занят человек. В прошлом, когда доминировало сельское хозяйство или промышленность, труд мог быть физически тяжелым, но при этом подчинялся определенным ограничениям: нельзя собрать урожай, прежде чем он будет готов; нельзя производить больше материальных товаров, чем того позволяет материал.

Но в эпоху, которую один из самых влиятельных теоретиков менеджмента Питер Друкер называл «работой знания», всё изменилось. Всегда будет больше входящей электронной корреспонденции, больше встреч, больше материала для изучения, больше книг для чтения, больше идей — и цифровые технологии значат, что в отпуске или во время тренировки можно добавить в список обязательных к выполнению задач ещё несколько пунктов. Результат неизбежен: мы, как ограниченные человеческие существа, с имеющими предел энергией и способностями, пытаемся пройти через бесконечные количество списков. Мы ощущаем социальное давление «выполнить все задачи» на работе и дома, но это не просто очень трудно; это математическая невозможность.

С такого рода давлением очень трудно справиться, поэтому не удивительно, что человек постоянно следит за временем. Но психологическое исследование показывает, что такой вид осознания времени на самом деле приводит к ухудшению производительности [не говоря уже о пониженном уровне сострадания]. Таким образом, ироничным следствием «чувства занятости» является посредственное выполнение «списков», чем если бы человек не торопился. Экономист Сендил Муллайнатан и изучающий проблемы поведения ученый Эльдар Шафир назвали это проблемой «когнитивной пропускной способности»: ощущение нехватки — будь то денег или времени — с последующим ухудшением процесса принятия решений. Когда человек занят, то, скорее всего, он сделает плохой выбор в области управления временем и первоочередности выполнения поставленных задач. И это приводит к порочному кругу: ощущение занятости делает человека ещё более занятым, чем раньше.

Эта установка распространяется и на свободное время. Поэтому когда на восстановление сил находится один или два часа, тут же возникает ощущение, что это время нужно потратить более продуктивно. «Самое губительное [обстоятельство] этой тенденции в том, что мы должны применить производительность к областям жизни, которые, по самой своей природе, должны быть лишены этого критерия», — утверждает Мария Попова, автор блога Brain Pickings. И она наблюдала, как это произошло с одним из её увлечений — фотографией. «В прошлом, я всегда ходила с профессиональной камерой. Но теперь шеринг — идея, согласно которой единственной причиной съемки является дальнейшая публикация в Facebook или Instagram — стал своим собственным бременем», — рассказывает Мария.

Если и есть какое-то решение для эпидемии занятости, кроме универсального количества рабочих часов в неделю, то оно лежит в четком осознании того, насколько иррациональными стало мироощущение. Исторически сложилось, что конечным символом богатства, достижения и социального превосходства была свобода от работы. Сейчас же истинным знаком почета и показателем высокого статуса стала занятость. «Вы спрашиваете меня, занят ли я, и я отвечаю: «Да, конечно, потому что я важная персона», — приводит пример Джонатан Джершуни.

Чтобы понять абсурдность нарочитой занятости, стоит прочитать историю профессора психологии и поведенческой экономики Дэна Ариэли о слесаре, которого он однажды встретил. В начале своей карьеры слесарь был не так хорош: у него уходило много времени на открытие дверей, и он часто взламывал замки. Тем не менее, люди были счастливы заплатить ему, не забывая о чаевых. Когда слесарь стал лучше и быстрее справляться со своей работой, тут же начали поступать жалобы на размер гонорара и ему перестали давать чаевые. На самом деле люди хотели, чтобы слесарь тратил больше собственное время и прилагал усилия — даже если это означало более длительное ожидание.

Слишком часто мы принимаем подобное отношение не только к другим людям: мы измеряем нашу ценность не по достигаемым результатам, но по тому, как много времени тратим. Мы живем безудержными жизнями, по крайней мере частично, потому что такой подход заставляет нас лучше думать о себе. Проще говоря, в этом нет никакого смысла. Возможно, стоило бы сделать достаточную паузу для того, чтобы понять это — если бы мы не были так чертовски заняты.

Добавить комментарий

Обсуждение
0 комментариев+

Почему мы чувствуем себя занятыми всё время, хотя это не так?